БиографияКниги О творчествеЗнаменитые картиныГалереяГостевая книга

И. С. Тургенев В. В. Верещагин (1879-1883), часть 4

1-2-3-4

Впечатление последнего посещения было так грустно, что я приехал через 4 дня; это было после полудня, и И. С, которому только что впрыснули морфия, спал; я посидел рядом в кабинете, скромно, уютно, по холостому убранному: обычный письменный стол, турецкий диван, по стенам много этюдов, преимущественно русских художников, и не знаю кем написанный, не особенно удачно, его портрет.

Я побеседовал с г-жою Арнольд, давно уже ухаживавшей за больным; она говорила, что, положа руку на сердце, все еще надеется на выздоровление, что доктора различно определяют болезнь, а что ее лично более всего беспокоит подагра, совершенно покинувшая ноги и, следовательно, поднявшаяся выше. О последнем я слышал от самого больного, еще в начале болезни; он прямо говорил, что подагра дает себя чувствовать около сердца; за последний же раз, говоря об упадке сил, сказал: "Если бы вы только видели мои ноги, на что они похожи: посмотрите их, одни кости!" Я не решился взглянуть; мне так и представился покойный отец мой, у которого ноги совершенно высохли перед смертью.

Г-жа Арнольд объяснила, что никто никогда не советовал Тургеневу устроить свои дела, что это была чисто его хитрость, чтобы врасплох выведать мое мнение о его положении, так как он подозревал, что все постоянно окружавшие его сговорились его успокаивать и обманывать. Она сообщила также, что И. С. приходили навещать многие из парижских знаменитостей; между прочим, Эмиль Ожье1 - c'est in auteur dramaitqie tres connu {очень известный драматический автор (фр.).}, прибавила она для меня - приезжал недавно читать новую пьесу.

Кстати здесь сказать, что мне редко доводилось слышать отзывы Тургенева о прошлых и современных знаменитостях. Об А. С. Пушкине он раз говорил с видимым благоговением, каким-то особенно серьезным тоном; выражение лица его было в это время очень похоже на портрет, приложенный к полному собранию сочинений, - он передернул бровями и многозначительно поднял указательный палец. Помню, между прочим, его рассказ о промахе В. Гюго, хорошо рисующем малую начитанность поэта. "Мы заговорили о Гете, - рассказывал Иван Сергеевич, - Гюго возражал мне и нападал на Гете за Валленштейна2. "Maitre, - говорю ему, - да ведь Валленштейн не Гете, а Шиллера..." - "Ну да, ну да, это все равно", - отвечал тот и, чтобы замять ошибку, ударился в какие-то метафоры..."

Барыня рассказала еще, что Тургенев очень волновался по поводу письма, посланного им Л. Толстому, в котором он писал, что на смертном одре просит графа не бросать работ, служить ими России и т. д. "Я, - говорит, - была за столом, когда он вызвал меня; подает мне лист бумаги, исписанный карандашом, и говорит: "Пожалуйста, пошлите это поскорее, это очень, очень нужно..."

* * *

Я заболел сильною простудою груди и переехал в больницу, так что не ранее как через 8 - 10 дней удалось съездить в Буживаль.

"Г. Тургенев очень плох, - говорит мне, при входе, дворник, - доктор сейчас вышел и сказал, что он не переживет сегодняшнего дня". - "Может ли быть!" Я бросился к домику. Кругом никого, поднялся наверх, и там никого. В кабинете семья Виардо, сидит в кружке, также русский, кн. Мещерский3, посещавший иногда Тургенева и теперь уже три дня бывший при нем вместе со всеми Виардо. Они окружили меня, стали рассказывать, что больной совсем плох, кончается. "Подите к нему". - "Нет, не буду его беспокоить". - "Да вы не можете его беспокоить, он в агонии". Я вошел - Иван Сергеевич лежал на спине, руки вытянуты вдоль туловища, глаза чуть-чуть смотрят, рот страшно открыт, и голова, сильно закинутая назад, немного в левую сторону, с каждым вдыханием вскидывается кверху; видно, что больного душит, что ему не хватает воздуха, признаюсь, я не вытерпел, заплакал.

Агония началась уже несколько часов тому назад, и конец был, видимо, близок.

Окружавшие умирающего пошли завтракать, я остался у постели с г-жою Арнольд, постоянно смачивавшею засыхавший язык больного.

В комнате было тоскливо; слуга убирал ее, подметал пыль, причем немилосердно стучал и громко разговаривал с входившею прислугою: видно было, что церемониться уже нечего...

Г-жа А. сообщила мне вполголоса, что Тургенев вчера еще простился со всеми и почти вслед за тем начал бредить. Со слов Мещерского я уже знал, что бред, видимо начался, когда И. С. стал говорить по-русски, чего никто из окружавших, разумеется, не понимал. Все спрашивали: "Qu'est ce qu'il dit, qu'est ce qu'il dit {Здесь: что он сказал? (фр.).}?" "Прощайте, мои милые, - говорил он, - мои белесоватые..." - "Этого последнего выражения, - говорил М., - я все не могу понять: вообще же мне казалось, что он представляет себя в бреду русским семьянином, прощающимся с чадами и домочадцами..."

Два жалобные стона раздались из уст Тургенева, голова повернулась немного и легла прямо, но руки за целый час так и не пошевелились ни разу. Дыханье становилось медленнее и слабее; я хотел остаться до последней минуты, но пришел Мещерский и стал просить от имени семьи Виардо пойти повидать доктора Бруарделя4, рассказать, что я видел, а в случае его отсутствия оставить письмо с объяснением того, что есть и чего неизбежно надобно ожидать. Я взял письмо, дотронулся в последний раз до руки Ивана Сергеевича, которая уже начала холодеть, и вышел.

* * *


Через час Тургенев умер.

Доктора Бруарделя я не застал дома и оставил письмо, - он приехал только на третий день. Я дал депеши двум близким людям умершего: Онегину и князю Орлову; хотел известить и далекую родину, но, не быв другом покойного, не счел себя вправе посылать от моего имени весть об этом народном горе.


1 Эмиль Ожье (1820-1889) - французский драматург.
2 Трагедия Ф. Шиллера (1800).
3 кн. Мещерский Александр Александрович (1844-?) - приятель Тургенева, друг семьи Герцена, оставил воспоминания о предсмертных часах Тургенева.
4 Поль-Камилл Ипполит (1837-?) -- французский медик, директор лаборатории при парижском морге.

1-2-3-4


Варвары. Высматривают (Верещагин В.В.)

Снежные траншеи (Русские позиции на Шипкинском перевале)

Всадники, переплывающие реку


 
 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Василий Верещагин. Сайт художника.

Главная > Книги > В. В. Верещагин. И. С. Тургенев > В. В. Верещагин. И. С. Тургенев
Поиск на сайте   |  Карта сайта