БиографияКниги О творчествеЗнаменитые картиныГалереяГостевая книга

Выставочная деятельность отца. Продажа картин

1-2-3

Посещаемость выставок картин отца бывала обычно очень высокой. Русская и заграничная периодическая печать уделяла большое внимание всему, что касалось художника Верещагина и его выставок. Неоднократно в печати отмечались случаи, когда посетители до такой степени переполняли выставочное помещение, что приходилось принимать особые меры для регулирования притока посетителей в залах, чтобы давать возможность спокойно просматривать экспонаты. Так, например, на выставке в Петербурге в 1880 году в доме Безобразова за сорок дней перебывало 200 тысяч посетителей. В течение всего времени в выставочных залах была давка. На венской выставке в 1881 году за двадцать шесть дней перебывало 110 тысяч человек, причем в последний день - около 20 тысяч. В этом случае не помогли ни запертые двери с объявлением, что залы переполнены, ни многочисленная полиция. Младший брат отца Александр Васильевич, заведовавший выставкой, пишет в своих воспоминаниях что огромная толпа, запрудившая улицу перед зданием «Kunstlerhaus» и осаждавшая вход на выставку, не только разбила дверные стекла, но и выломила самые двери, так что значительная часть прорвавшихся через все препятствия прошла без билетов. Администрация дома опасалась несчастья, так как этажом ниже потолок дал трещины. За время выставки было продано 31 670 каталогов. В Берлине в 1882 году, несмотря на то, что выставка находилась на окраине города и бывала открыта в течение дня лишь шесть часов, число посетителей достигло за сорок дней 85 тысяч человек. Каталогов было продано 26 300 штук. В громадном выставочном помещении, могущем вместить до четырех тысяч человек, по воскресеньям трудно было двигаться из-за сильной давки. Подобных примеров можно было бы привести много!

В тех случаях, когда выставка заканчивалась аукционом, вырученные от продажи суммы бывали по тем временам очень значительными. Например, туркестанская серия картин была куплена П.М. Третьяковым за 90 тысяч рублей, аукцион индийских картин (март 1880 года) дал 140 тысяч рублей и т.п. Такие сведения, сообщаемые русскими и иностранными газетами и наглядно подтверждаемые личным опытом сотен тысяч посетителей выставок, создавали в широких кругах общества представление, что художественные достижения Верещагина неизменно сопровождаются большими материальными успехами. Многие считали Верещагина ловким дельцом и богатым человеком, чуть ли не миллионером. Подобные мнения встречались даже среди художников. Между тем действительность была совершенно иной. Всю свою жизнь отец работал, как говорится, не покладая рук. Быстрота, с которой он создавал целые серии своих картин, изумляла критиков и художников как дома, так и за границей. Тем не менее он всю жизнь испытывал денежные затруднения, за исключением сравнительно редких и кратких периодов времени, следовавших за очередным аукционом картин. Постоянные заботы о средствах, необходимых для спокойной жизни и работы, угнетали отца, держали его в напряженном, нервном состоянии, сильно отражавшемся на здоровье. В письме В.В. Стасову от 13 марта 1879 года отец пишет: «Не могу верить, что я когда-нибудь обеспечу свое завтра и не буду раздражать свою печень и весь организм боязнью того - хватит ли до будущего года?» Что же было причиной постоянного недостатка денежных средств? Причин было много! Прежде всего огромных расходов требовали предпринимаемые отцом далекие путешествия: в Индию, в Палестину, по северу России, на Филиппины, на Кубу, в Японию. Первое (из двух) путешествие в Индию продолжалось целых два года (1874-1876). За это время отец посетил наиболее интересные места в Индии и даже проник в малодоступные, отрезанные от цивилизации горные области в сердце Гималаев, где с опасностью для жизни поднимался на высоту до пяти тысяч метров для написания ряда этюдов гималайских вершин, покрытых вечным снегом. Из этого путешествия он привез массу замечательных этюдов, которые должны были послужить основанием для создания большой серии индийских картин. Одной из главных черт творческого метода отца было его стремление к правдивой, точно отвечающей действительности передаче изображаемого. Поэтому, создавая картину на основании вспомогательного этюда, он старался писать ее при тех же условиях, при каких был писая этот последний.

Чтобы иметь такие возможности, отец решил (еще перед отъездом в Индию) построить под Парижем (в Мезон-Лаффитте) огромную мастерскую, по величине первую в Европе, где кроме зимнего помещения с громадным окном, пропускающим массу света, была бы и летняя мастерская, вращающаяся на рельсах. Эти две мастерские давали возможность работать в течение круглого года и позволяли писать солнечное освещение при условиях, максимально приближающихся к изображаемым. Мне уже не раз приходилось упоминать о необыкновенной доверчивости отца к людям, которых он почти не знал или знал лишь поверхностно. В.В. Стасов однажды выразился о нем так: «Великий художник и совершенный младенец для жизни практической». Поэтому не удивительно, что в делах финансового характера отец постоянно нарывался на людей, которые быстро входили в его доверие, а потом ловко «обчищали» его. Так было и на этот раз.

Покупку участка земли под мастерскую отец поручил перед отъездом в Индию одному из своих парижских знакомых, некоему Лорчу. Лорч, сам напросившийся на это дело, живо его обделал с максимальной для себя выгодой. Вернувшись из Индии и разобравшись в его махинациях, отец обнаружил, что из уплаченной за участок суммы 45 процентов, то есть 20 тысяч франков, составляют «комиссионные» его «приятеля»! Ничуть не лучше с финансовой стороны обстояло и дело с постройкой мастерской в Мезон-Лаффитте. В письме от 3 июля 1876 года В.В. Стасов выражает отцу радость по случаю начала постройки, но одновременно высказывает опасение, как бы «и эти антрепренеры, и архитекторы опять не обчистили Вас. Мне все сдается, - пишет он далее, - что эта мастерская вгонит Вас не в 60 и не в 65 тысяч, а пожалуй, в 90 или более».

Стасов хорошо знал Верещагина и потому в своих предчувствиях он, к сожалению, не обманулся. Уже 21 августа того же года отец пишет своему другу: «В жизнь мою не приходилось мне быть в таком пакостном положении, в каком нахожусь теперь вот уже две недели. Архитектор, рекомендованный Боголюбовым, Дюлу, Вассиль так меня обработал, что едва-едва совсем не разорил. Это оказался такой вор, мерзавец, подлец, что я затрудняюсь передать Вам. И такому-то негодяю я, благодаря тройной рекомендации, доверился вполне... Так попался, что не знаю, как и выберусь». В связи с указанием на непрактичность отца необходимо отметить также, что он совершенно не умел откладывать денег «на черный день». Получив значительную сумму и расплатившись с долгами, если таковые в то время были (а это случалось часто!), он оставлял себе лишь такую ее часть, которая, по его предположению, была необходима на расходы в ближайшем будущем. Остальные деньги он считал свободными и не использовал их для накопления материальных благ или создания резервного капитала, а употреблял главным образом на пожертвования, преимущественно на школы.

1-2-3

Предыдущая глава


Место битвы 18 июля 1877г. перед Кришинским редутом под Плевной

Перед Москвой в ожидании депутации бояр

Китайская палатка (Верещагин В.В.)


 
 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Василий Верещагин. Сайт художника.

Главная > Книги > В.В. Верещагин. Воспоминания сына художника > Воспоминания сына художника. Деятельность отца
Поиск на сайте   |  Карта сайта