БиографияКниги О творчествеЗнаменитые картиныГалереяГостевая книга
заказать костюм монстер хай можно например здесь

Посмертная выставка

1-2-3-4

После смерти отца образ жизни нашей семьи должен был в корне измениться. Дети уже подросли, и пришла пора отдавать их в средние учебные заведения в городе. В тот год мне исполнялось двенадцать лет и меня готовили к поступлению во второй класс гимназии, сестру Аню - в первый, а через два года приходила очередь и младшей сестры, Лиды. Ездить ежедневно в гимназию и обратно из дому, расположенного в пяти-шести верстах от заставы, особенно глубокой осенью и зимой, было, конечно, невозможно. А так как отцу необходима была для работы мастерская, то я не знаю, каким образом в свое время родители предполагали разрешить этот вопрос. Теперь же положение было совершенно иное. Мастерская - огромное помещение, составлявшее целую половину дома и мало пригодное для житья - оставалась бы неиспользованной. Для ведения усадебного хозяйства, без которого нельзя было обойтись, раз ближайшие продуктовые лавки находились на расстоянии нескольких верст, требовался большой штат служащих, что было бы для нашей семьи не по средствам. Оставалось лишь ликвидировать усадьбу и переехать в город. Но после отца не осталось никаких денежных средств, а только долги, поэтому требовалось возможно скорее реализовать унаследованные ценности, состоявшие прежде всего и главным образом из картин. Однако сделать это надо было в соответствии с волей отца, выраженной в его духовном завещании.

Как я уже сказал, мне в то время было всего лишь двенадцать лет, и потому, хотя я и читал завещание, в моей памяти вряд ли удержалось точное его содержание. Но позднее, а именно в возрасте девятнадцати лет, мне пришлось не только снова читать, но и точно узнать содержание завещания. Я хорошо помню главные его пункты, смысл которых и передаю: 1. Все свое имущество, в чем бы оно ни заключалось, отец оставлял в собственность своим трем детям (Василию, Анне и Лидии) в равных частях. 2. Матери предоставлялось пожизненное право управлять и распоряжаться всем наследством. (Таким образом, дети были собственниками, а наша мать - пожизненной владелицей всего нашего имущества.) 3. Отец выражал пожелание, чтобы после его смерти была организована посмертная выставка картин, а по ее окончании картины были бы проданы с аукциона, за исключением четырех семейных картин: «Портрет г-жи В.», погрудный «Портрет матери», «Кабинет» и «В Крыму», которые он завещал детям. 4. Деньги, вырученные от продажи картин, после уплаты имевшихся долгов, должны быть положены в банк, и семья должна жить на проценты с капитала. 5. Из получаемых процентов с капитала уплачивать ежегодно 1000 рублей (как это делал и сам отец) первой жене отца, Елизавете Кондратьевне Верещагиной, проживавшей в Мюнхене в Германии. 6. Имение на Кавказе по возможности сохранить, если только это позволит финансовое положение семьи. 7. Далее отец выражал категорическое пожелание, чтобы в случае его смерти погребение происходило без присутствия духовенства. Его тело должно быть отвезено на кладбище на простой повозке, а не «на раззолоченной колеснице с попонами и перьями». Выражая такое пожелание, отец добавлял: «Шутом я не был при жизни, не хочу им быть и по смерти!»

Приблизительно через две недели после смерти отца мать получила из Петербурга письмо от известного художественного критика Владимира Васильевича Стасова, который в течение долгих лет был в дружеских отношениях с моим отцом и оказывал ему множество ценных услуг. Хотя между ними и возникали иногда размолвки, причина которых коренилась в большинстве случаев в нервности, вспыльчивости и резкости характера отца, но и в эти периоды они оба не переставали ценить и уважать друг друга. В.В. Стасов сообщал матери о большом публичном собрании в память В.В. Верещагина, которое он организовал в зале Академии художеств, задавал ей ряд вопросов и, наконец, предлагал устройство выставки и аукциона оставшихся после смерти отца картин. Так как это было и желанием отца, выраженным в его завещании, мать ответила В.В. Стасову на его последний вопрос утвердительно и вступила с ним в переписку, прося оказать ей в этом деле помощь. В результате переписки выяснилось, что выставка и аукцион могут быть устроены в помещении Общества поощрения художеств только в ноябре-декабре 1904 года.

Времени было много, но предварительно требовалось произвести большую подготовительную работу, к которой моя мать и приступила немедленно. Необходимо было просмотреть все шкафы, полки, ящики и многочисленные закоулки огромной мастерской и выбрать отовсюду рисунки, наброски, полотна неоконченных картин, снятые с подрамников и свернутые в трубку, и т.п., рассортировать все это и составить списки для каталога. Помогал матери долголетний служащий отца Василий Платонович Платонов, который исполнял физическую часть работы. При этом просмотре были найдены три неоконченные картины: «Атака», относящаяся к серии русско-турецкой войны 1877-1878 годов (размер 180x400) и являющаяся парной к картине «Перед атакой» (Государственная Третьяковская галерея); незаконченный этюд к картине «Воскресение Христа» - из палестинской серии и «Наполеон I у Березины» - из серии картин об Отечественной войне 1812 года. Первые две - «Атака» и «Воскресение Христа» - были мне совершенно неизвестны. Я увидел их впервые. Третью же, «Наполеон I у Березины», я видел в более раннем детстве в мастерской отца, но успел ее позабыть. Все три картины были Василием Платоновичем натянуты на подрамники, а последняя, кроме того, вставлена в найденную для нее раму и поставлена на мольберт.

1-2-3-4

Предыдущая глава


Главная улица в Самарканде с высоты цитадели ранним утром

Место битвы 18 июля 1877г. перед Кришинским редутом под Плевной

Перед Москвой в ожидании депутации бояр


 
 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Василий Верещагин. Сайт художника.

Главная > Книги > В.В. Верещагин. Воспоминания сына художника > Воспоминания сына художника. Жизнь творчества после смерти
Поиск на сайте   |  Карта сайта